Познавательная онлайн-страница «Геннадий Васильевич Юдин - во власти книг»

Великий библиофил, издатель и благотворитель, красноярский купец Геннадий Васильевич Юдин, без которого невозможно представить русскую книжную культуру рубежа XIX-XX веков, родился 28 (по другим данным 29) февраля 1840 года в поселке казенного Екатерининского винокуренного завода вблизи города Тара Тобольской губернии.

Его отец Василий Сергеевич служил по винному откупу с 22 лет, и в 1840 году по своему общественному положению прозывался «города Ирбита 3-й гильдии купеческий сын». Мать Елена Григорьевна, в девичестве Швецова, родилась в Вятке. Поженились они в 1836 году, любили и почитали друг друга. Родительская любовь окружала и маленького Геннадиньку (как называли старшего сына в семье) с самого его появления на свет.



То ли независимая натура Василия Сергеевича, то ли поиски лучшей жизни, то ли какие-то другие обстоятельства сыграли свою роль, но через несколько месяцев после рождения Геннадия Юдины покинули Екатерининский завод, где прожили более трех лет. Они переезжали с одного места на другое четыре раза.

Частые переезды семьи из Сибири в Европейскую Россию и снова в Сибирь, домашнее воспитание, влияние родственников, библиотека – все это наложило отпечаток на формирование мальчика как личности.

Из Тобольска Василия Сергеевича с семьей перевели служить в Березов, затем в Тюмень. А в 1852 году оказались Юдины в Минусинске. Отец получил назначение в контору питейных сборов Минусинского округа, в Подгорную династию. При каждом новом переезде приходилось нанимать квартиру, заново устраиваться, налаживать связи.

Видимо, нелегко было семье. И Геннадий, которому к тому времени исполнилось 12 лет, пошел в ту же контору, что и отец, – на самую низшую должность, простым поверенным. Его родители с двумя младшими детьми – Татьяной и маленьким Владимиром – обосновались в селе Тесь, а затем переехали в село Балахтинское. Геннадинька остался в Минусинске один. На первых порах разливал вино в подвалах питейных домов, доставлял в контору необходимую документацию из разных дистанций Минусинского уезда. И это в 12 лет! Уже на первом году службы начальство конторы питейных сборов посчитало возможным отправить Геннадия Юдина в первую командировку в село Ермаковское.

Библиотеку Геннадий Юдин начал собирать в 14 лет. У него не было лишних денег – откладывал на будущий бизнес, но мальчик выписывал журналы и обозрения, выделял копейки на редкие издания. Любовь к книге ему была привита еще с детства. Отец тянулся к печатному слову, у него была небольшая библиотека, которая в будущем станет составной частью большой Юдинской.


Глава большой семьи

Воспитывать сына приходилось на расстоянии. Мать волновалась за самостоятельного Геннадиньку: «Папенька сказывает, будто ты ешь скоромное. Я, признаться, в это не верю, как можно в такой большой пост есть скоромное. Если правда, прошу тебя не есть», «Будь добр, не увлекайся дурными примерами и руководствуйся в жизни чувством своей совести, которое как биение маятника не умолкает ни на одну минуту в сердце нашем». Но полностью доверяла сыну, иногда жаловалась на пристрастие отца к алкоголю. Сам Геннадий к вину относился холодно.

Через 11 лет службы в минусинской конторе по питейным сборам в винных откупах Геннадий, по его словам, смог начать «собственное коммерческое дело со своим трудом заработанными 600 рублями в селе Балахта Ачинского округа Енисейской губернии». А в январе 1866 года женился на 17-летней Евгении Нигрицкой, дочери священника.

В 1868 году у него было уже двое детей – Алексей и Мария. С ними одной семьей живут его мать Елена Григорьевна (отец к тому времени умер) и незамужняя сестра Татьяна. Чуть позже дом пополнился овдовевшей тещей и свояченицей. В 26 лет он оказался главой и единственной надеждой большой семьи. Он чувствовал ответственность за своих многочисленных домочадцев.

Его главные черты – бережливость к деньгам и жесткое отношение к неаккуратным должникам. Наставляя брата Владимира, он просил его стараться не тратить «более того, сколько имеешь в наличности, и в долги, ни по какому случаю не входить». Сорить деньгами было не в его характере. В то же время, для него были характерны такие качества, как готовность прийти на выручку, забота о ближних. После смерти отца, он взял под опеку брата Владимира, устроил его на учебу в Иркутскую гимназию, приучал к работе в библиотеках, чтению книг.

И в горе, и в радости

У Юдиных родилось 10 детей, но до взрослых лет дожили только семеро. Геннадий Васильевич, хоть и не говорил о своих чувствах в дневниках и письмах, обожал сыновей и дочерей. В конце 1870-х годов семейство переехало в Красноярск, чтобы дать детям приличное образование. Глава семьи, видимо, помнил опыт своего раннего трудоустройства, сыновей работать не принуждал, желал, чтобы учились. Все окончили гимназию, а молодые люди – университеты. О высшем образовании мечтала и старшая из дочерей Юдиных – Мария. Как вспоминала ее тетя Анна Михайловна Корсак, девушка эта была своенравная и замкнутая. Ее мечта – Высшие Бестужевские курсы в Санкт-Петербруге. Дома разыгрывались целые баталии вокруг этого пристрастия. Отец был в ужасе: молодая девушка, вчерашняя гимназистка одна поедет в Северную столицу! Подруга Марии Вера Баландина вспоминала: как-то Юдины пришли к ее отцу и умоляли, чтобы дочь отстала от Марии и не тащила за собой в Питер. И все-таки, девушки настояли на своем. Машу в Северную столицу отпустили под присмотром тети Анны Михайловны. Она проучилась здесь два года и, не сдав экзамены, вернулась домой. В Сибири пошла на фельдшерские курсы, а потом увлеклась биологией – составляла гербарии. Над ней даже подшучивали в семье: мол, сено готовить нынче не нужно, Мария столько принесла, что не только на коллекцию хватит. Эта деятельная натура собирала фольклор, переписывалась с создателем Минусинского краеведческого музея Мартьяновым – занималась наукой.


Для своих сыновей Геннадий Васильевич готовил дело чуть ли не с их младенчества. На первый выигрыш в лотерею открыл Леонидовский винокуренный завод. К тому времени уже родился его сын Леонид, и отец в будущем хотел передать ему это дело. А для старшего Алексея (так же на выигрыш в лотерею) приобрел золотые прииски.

В быту семья жила скромно, хоть и имела приличный доход. Записи трат содержат самые простые продукты – сливки, масло, сушки. Зато все увлечения детей поддерживались. Они с детства катались на велосипедах, одна из дочерей – Агния – хорошо фотографировала. Всей семьей Юдины выезжали на пикники, а летом – отдыхать и лечиться на собственную дачу в Шира. И все-таки самым главным пристрастием всех была библиотека, которая росла с каждым годом. Геннадий Васильевич приобретал редкие издания, не жалея на них средств. Книги позволяли детям развиваться и утолять жажду знаний. Отцу это было важно.

Книги были с ними в горести и в радости. В 1896 году Юдиных настигла первая трагедия – застрелился младший сын – гимназист Миша. А через два года ушел из жизни 27-летний студент Киевского университета Василий – не выжил после операции. Для отца это была трагедия. Именно после смерти второго сына он решил продать свое уникальное собрание книг и опубликовал объявление. Покупатели нашлись только в США. Сначала Юдин отказался продавать книги за границу, но после долгих переговоров было подписано окончательное соглашение. В 1907 году книжную коллекцию перевезли в пяти товарных вагонах в Америку, где она стала основой славянского отдела Библиотеки Конгресса.

В конце жизни Юдина она насчитывала 80 тысяч томов. Библиофилы изумлялись количеству раритетов в ней. В библиотеке были первые и прижизненные издания русских классиков, в частности Пушкина; комплекты журналов XVIII и XIX столетий. Путешествуя, он разыскивал и приобретал ценные и редкие издания, рукописи. Юдин понимал значение уникальных изданий и не жалел денег на их приобретение. Например, за первоначальный экземпляр книги Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» он заплатил антиквару-букинисту 400 рублей. Немыслимые по тем временам деньжищи. В собрании купца-библиофила имелись рукописи Аксакова, Гоголя, Грибоедова, Державина, Тургенева, Чехова.


Особенно обширен был раздел библиотеки, посвящённый истории населяющим Сибирь народностям, природным богатствам края. Здесь были дневники путешествий, доклады первопроходцев, комплекты сибирских газет XVIII‒XIX веков. Своим любимым делом, собирательством, Геннадий Васильевич занимался 35 лет и на приобретение коллекции затратил около полумиллиона рублей. К концу 1905 года юдинское книгохранилище состояло более чем из 80 тысяч томов. И каждую приобретённую книгу Юдин обязательно прочитывал.


9 марта по 29 апреля 1897 года и в сентябре 1898 года, находясь в Красноярске, в библиотеке работал и вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин. Пользуясь частной библиотекой Юдина, он работал над вопросами экономического развития в России. В письмах к родным Ленин писал «о замечательном собрании книг» в этой библиотеке. Наступающая старость заставила Юдина задуматься над будущим своей библиотеки. Он хотел, по словам современников, «видеть её вполне устроенной, как библиотеку города Красноярска или Томска, или одного из университетских городов Европейской России при условии, чтоб она носила имя её собирателя».


С этой целью в 1904 году Юдин обратился к императору Николаю II, предлагая ему купить библиотеку на вышеизложенных условиях за 150 тысяч рублей. К этому времени рыночная (как сейчас говорят) стоимость библиотеки достигла уже 500 тысяч. Однако на доклад была наложена «высочайшая» резолюция: «из-за недостатка средств ‒ отклонить». Так из-за недальновидности правителей Российская империя лишилась уникальной библиотеки.

Прошёл бурный 1905 год. Владелец боялся за свои сокровища, хранившиеся в деревянном здании его дачи. И, не имея средств для устройства публичной библиотеки Красноярска, Юдин решился уступить её США за 100 тысяч рублей. При продаже он поставил условие: чтобы книги поместили в особый зал Славянского отдела библиотеки Конгресса. При получении и первом осмотре библиотеки в Вашингтоне библиотеку Юдина оценили в 300 000 долларов. Конгресс признал эту покупку как «дар сибиряка Г.В. Юдина нации США», что и записано в особом постановлении.

После революции

В 20-х годах прошлого столетия усадьбу предсказуемо национализировали, и чего там только не побывало! И госпиталь для лечения трихомониазных больных, и автомобильная рота, и квартиры, и железнодорожная школа. В зданиях конюшни была устроена вечерняя школа. В жилом доме Юдиных расположился детский садик. В двухэтажном здании самой библиотеки разместили музей, посвящённый пребыванию в Красноярске Ленина. В 1990-х годах в здании библиотеки был развернут филиал краеведческого музея «Красноярск на рубеже XIX‒XX веков». К началу двухтысячных усадьба практически разрушилась и начала уходить под землю. В 2000 году музей закрыли на масштабную реконструкцию, которая продолжалась более 10 лет. 2 декабря 2014 года состоялось торжественное открытие Музея-усадьбы Г.В. Юдина (бывший Мемориальный музей В.И. Ленина) с новой экспозицией «Библиотека Г.В. Юдина. История. Судьбы. Традиции».


Умер Геннадий Юдин 17 марта 1912 года, похоронен на Троицком кладбище в Красноярске.

История с географией

Сегодня «Юдинка» ‒ не просто единственная сохранившаяся купеческая дача на берегу Енисея и отдел Красноярского краеведческого музея, а современное общественное пространство, где проходят выставки, экскурсии для детей и взрослых, спектакли, концерты и мастер-классы. А когда-то это была «особая достопримечательность не только Красноярска, но и всей Сибири».



СВЕЖИЕ ПОСТЫ